Петр Поспелов – Бог витает над селом – Стихи Тараса Шевченко Лиза Эбаноидзе, сопрано. Наталия Рубашкина, меццо-сопрано. Анастасия Чайкина, скрипка. Людмила Бурова, фортепиано Концерт памяти

Владимир Мартынов - Stabat Mater Ансамбль Opus posth Хоры "Сирин" и "Алконост" п/у Татьяны Гринденко

Георг Пелецис - Владимир Мартынов. Переписка Алексей Гориболь, Полина Осетинская. Дом музыки

Владимир Мартынов - Этюд «На пришествие героя» Одиннадцатый Фестиваль Работ Владимира Мартынова, 10.03.2012, ДОМ

Дорога Фильм Алексея Ханютина - Музыка Павла Карманова

Квинтет Квинтет памяти музыканта написан по заказу Алексея Гориболя и Рустама Комачкова для вечера памяти


ТПО Композитор - Хор жалобщиков Санкт-Петербурга Музыка Петра Поспелова и Александра Маноцкова. Стихи Екатерины Поспеловой на основе жалоб горожан Санкт-Петербурга.


Pavel Karmanov - THE WORD in BZF, St-Peterburg Youth chamber choir of St.Peterburg's Philharmonic society by Yulia Khutoretskaya. Павел Карманов - "СЛОВО"


Александр Вустин - Приношение для фортепианного квартета и ударных. Wiener Konzerthaus 17 февраля 2005, впервые исполнено ансамблем Kremerata

Петр Поспелов – Грузинская песня "Ожерелье". Слова народные, перевод Яна Гольцмана Елизавета Эбаноидзе, голос Кирилл Уманский, фп. Сортавала, Дом

Антон Батагов - Бодхичарья-Аватара Поет верховный лама Калмыкии Тэло Тулку Ринпоче

Pavel Karmanov - Twice a double concerto in Riga - European premiere Latvian National Symphony orchestra Сonductor - Normunds Sne The Great Guild Hall, Riga, Latvija

Павел Карманов - «День Первый» для смешанного хора и чтеца. Максим Новиков (альт), Евгения Лисицына (орган). Молодежный камерный хор

Александр Вустин - Багатель из проекта "Петрушка". Оливер Триндль, фп.

Татьяна Герасимёнок - Insomnia.Poison (2016) из проекта "Петрушка". Оливер Триндль, фп.

Владимир Мартынов - Войдите! (части 5, 6) Татьяна Гринденко, скрипка Ансамбль Opus Posth

Леонид Десятников - Путешествие Лисы на Северо-Запад для сопрано и симфонического оркестра на стихи Елены Шварц. Солистка - Венера Гимадиева (сопрано).


Встреча с Леонидом Десятниковым Дягилевский фестиваль 2015 Модератор: Елена Черемных, музыкальный критик

О ВРЕДЕ ТАБАКА Опера по произведению А.П. Чехова. Ансамбль солистов "Эрмитаж", КМСО им. С.Т. Рихтера Художественный

Петр Поспелов - Двенадцатая ночь - Первая песня Оливии Стихи - Анна Алямова Оливия - Елизавета Эбаноидзе Анастасия Чайкина, скрипка Валерия

Владимир Николаев - Ave Maria для виолончели с оркестром (2006). Солист Дмитрий Чеглаков. Симфонический оркестр Москвы «Русская филармония» Дирижер

Леонид Десятников - Свинцовое эхо на стихи Дж.М.Хопкинса, 1990 Уильям Пьюрфой, контратенор Роман Минц, скрипка Сергей Полтавский, альт Евгений

Татьяна Герасимёнок - CERBERUS (2015) на стихи Дж.М.Хопкинса, 1990 Уильям Пьюрфой, контратенор Роман Минц, скрипка Сергей Полтавский, альт Евгений

Павел Карманов - Forellenquintet NoName Ensemble 2012 Дир. Марк Булошников. Безухов-кафе, Нижний Новгород

Тарас Буевский - Концерт для фортепиано и струнного оркестра Наталья Богданова, камерный оркестр "Времена года", дир. Владислав Булахов. Международный фестиваль современной музыки "Московская

Владимир Николаев - Геревень, балет Пермский театр оперы и балета Хореограф - Раду Поклитару Художественный руководитель - Теодор Курентзис

Владимир Мартынов - Стена сообщений (бриколаж) - Часть 1 Выступление на презентации книги "Время Алисы" Центральный Дом Художника 11.06.2010 Пятый московский международный открытый

Другие видео

Владимир Юровский: Мусоргский — «Запорожец» будущего

Образы автопрома помогли руководителю Госоркестра подготовить просветительский цикл концертов

Ведомости / Пятница 07 июня 2013
Владимир Юровский подготовил три программы. Концерты пройдут в Большом зале Консерватории 10, 11 и 12 июня. После одной из репетиций руководитель Госоркестра ответил на вопросы «Ведомостей».
— Почему вы не просто даете концерты, а стремитесь объяснять музыку?
— Я не хочу ничего объяснять. Я просто хочу играть музыку, которую либо плохо знают, либо редко играют, и часто выясняется, что эта музыка нуждается в определенной подготовке слушателя, чтобы ее полноценно воспринять. Мои преамбулы не самоцель. Я не чувствую себя лектором, и до уровня таких людей, как Геннадий Николаевич Рождественский или Леонард Бернстайн, мне, наверное, не допахать никогда, потому что там совершенно иной уровень общей культуры. Я музыкант, я интересуюсь общекультурными вопросами, но я не считаю себя в них специалистом. Поэтому я говорю о том, в чем разбираюсь и что мне самому интересно. Но я замечал, что, когда напрямую, без бумажки, обращаешься со сцены к публике, они по-другому потом слушают. Особенно когда исполняется музыка непростая, необходимо нейролингвистическое программирование. Мы же приходим на концерт после тяжелого рабочего дня, со всеми нашими невзгодами и проблемами, и первые 15-20 минут уходят на то, чтобы себя настроить. Тогда получается, что первое произведение коту под хвост. А если в отделении всего одно произведение? Особенно новая симфония? Десять лет назад я исполнял в Мюнхене Пятую симфонию Сильвестрова. У меня были сложные отношения с оркестром: оркестр не хотел ее играть, и мне нужно было застраховаться, чтобы публика была на моей стороне. Я сделал вступительное слово экспромтом, и это подействовало. На этом концерте была Марина Нестьева, она мне посоветовала то же самое сделать и в Москве. Я сказал: «Ну что вы, Марина Израилевна, со сцены Большого зала Консерватории открывать рот — это место святое!» Она сказала: «А у нас этого никто не делает, кроме Рождественского, а он здесь нечастый гость». Я с ней тогда не согласился, но в прошлом году так и сделал — когда мы с Лондонским филармоническим оркестром привезли «Египетские ночи» и «Ивана Грозного» Прокофьева, — меня об этом попросила Ольга Ростропович. То же самое — я не готовил слова, но получилось в итоге то, что нужно, чтобы публику настроить. Я немного стесняюсь этого названия: «Владимир Юровский играет и рассказывает», это предполагает дополнительную литературную нагрузку к программе. Это обычные концерты с минимальными комментариями, которые необходимы, чтобы помочь публике войти в мир тех произведений, которые мы ей представляем.
— Чем интересна музыка к «Сну в летнюю ночь» Мендельсона, чтобы играть ее полностью, а не только всем известные знаменитые номера?
— К этой музыке надо относиться как к единому целому. Мендельсон написал увертюру в 17 лет, это была свободная фантазия, не предназначенная для театра. А потом, гораздо позже, его попросили, опираясь на популярность этой увертюры, написать музыку к пьесе. И удивительно, что Мендельсон, очень тяжело переживший расставание с вундеркиндством — так и у Моцарта было, и у Пушкина, — здесь себя юного заново нашел, как и в Скрипичном концерте. Потом, мне хотелось показать эту музыку в связи с шекспировским словом, которое для Мендельсона было главным источником вдохновения. Он не иллюстрировал Шекспира, но опирался на него, как это делал и Генри Перселл, когда писал «Королеву фей» на тот же сюжет. Мне интересно сопоставить этих двух непохожих авторов — англичанина конца XVII века и немца середины XIX — что они извлекли из одного и того же текста. Хотя кое в чем — например, в описании эльфов — они пользуются схожими ритмическими формулами. А ведь Мендельсон не знал Перселла: партитура «Королевы фей» до начала ХХ века считалась утерянной. А потом не забывайте, что есть еще и интерес по отношению к оркестру — я ведь двигаю оркестр в своем творческом направлении, и одним из азов взаимоотношения оркестра с основами стиля является классический стиль — Мендельсон к нему тоже относится. А играть современным оркестром барочную музыку — в России единственный, кто этим пробовал заниматься, — это Теодор Курентзис. Но в Госоркестре этого не делал еще никто. Я вижу по их сияющим глазам после репетиции, как им это интересно. Так что интерес двойной — и публике показать то, что она не каждый день слышит, и музыкантам дать иное, нежели их повседневная пища.
— Название «Борис Годунов» ассоциируется не в первую очередь с Прокофьевым. Почему вы его выбрали?
— Я хотел бы уточнить, что мы выбрали «Бориса Годунова» Прокофьева — Мейерхольда. Этот эскиз, музыка к никогда не поставленному спектаклю, хотя четкий замысел существовал и были проведены даже репетиции, включая оркестровую. Меня заинтересовало именно сотворчество этих двух великих людей — а в первом отделении мы представляем «Клопа» — сотворчество Мейерхольда и Шостаковича. Опять слово не как отдельное от музыки искусство, а как источник вдохновения — в одном случае слово Маяковского, в другом — Пушкина. Я думаю, что и Прокофьев, и Мейерхольд очень хорошо отдавали себе отчет, с кем они соревнуются. Но у них стояла другая задача — показать, что Пушкин написал великую пьесу. Вплоть до начала ХХ века бытовало мнение, что драмы Пушкина — а в Германии так же думали про Шиллера — это драмы для чтения. Про «Дон Карлоса» и «Бориса Годунова» говорили, что это гениальная поэзия, но не театр. А Мейерхольд был уверен, что Пушкин — это русский Шекспир. У него были на это основания: он изучал «Бориса Годунова» с младых ногтей и ставил его дважды — в 1926 г. в своей студии и в 1936-м готовил в своем театре, который должен был открыться там, где теперь Зал Чайковского. Мы совместными усилиями оркестра, актеров, певцов и прежде всего режиссера Михаила Захаровича Левитина, который много лет жизни посвятил изучению наследия Мейерхольда, пытаемся восстановить следы, раскопать… знаете, это как археологические раскопки… следы того, чего нет и, по сути, никогда не было. Но настолько интересен изначальный замысел! А потом Прокофьев, будучи Прокофьевым, не потерял ни одной ноты: все, что было запрещено или не допущено к исполнению в драматическом театре, он потом использовал в других произведениях — в кино в «Иване Грозном» и в балете «Золушка». Музыка, которую мы будем играть, частично известна слушателям, но в другом контексте.
— У вас заявлена и третья программа, где много всякой нечистой силы. «Баба-Яга» в четырех экземплярах, «Кикимора»… В том числе вы сыграете «Ночь на Лысой горе» Мусоргского в авторской редакции.
— Мы берем две редакции. В начале концерта мы сыграем оригинальную авторскую редакцию 1867 г. А в конце — хоровой вариант из «Сорочинской ярмарки» в оркестровке Шебалина. История этого сочинения необычна, она меня и привлекла. Мусоргский изначально написал ее как фантазию для оркестра. Балакирев разругал ее и отказался исполнять. Мусоргский был обижен, но, судя по всему, кое-что все-таки изменил. Спустя пять лет по приглашению императорских театров Мусоргский участвовал в написании оперы «Млада» вместе с Бородиным и Кюи. В итоге никто из них ничего не написал, а «Младу» написал Римский-Корсаков, заменив «Ночь на Лысой горе» Мусоргского своей собственной «Ночью на горе Триглав», которая по замыслу похожа на замысел Мусоргского. Еще спустя восемь лет Мусоргский пытался вставить ее как интермеццо в «Сорочинскую ярмарку», но остался только вариант для фортепиано в четыре руки, хора и солиста — Чернобога. Уже после смерти Мусоргского Римский-Корсаков закончил свою версию, опираясь на последний вариант Мусоргского. А в конце 1920-х Шебалин оркестровал, включив ее в свою оркестровку «Сорочинской ярмарки».
— Вы сказали оркестру, сравнивая оркестровки Горчакова и Равеля, что это как «Волга» и «Мерседес». Не та же ли самая история с Мусоргским и Римским-Корсаковым?
— Та. Я бы даже сказал — «Запорожец». Но он настолько нестандартен, настолько опережает свое время! Он вообще неизвестный науке и технике агрегат, который смотрит в будущее, когда стали по-другому относиться к полифонии оркестровых тембров. Когда я показал оригинальную «Ночь на Лысой горе» Геннадию Гладкову, он вскричал: «Да это же так современно! Почему нам все время говорили, что Мусоргский не умел оркестровать?» Да, он оркестровал коряво, но он и думал коряво. Его оркестровка полностью соответствует его общему мышлению. Если править его аккорды, приводя их в соответствие с классической гармонией, как это делали Римский-Корсаков и Кюи, то и оркестровку надо править. Но если брать его таким, каков он есть, то выясняется, что у него все удивительно когерентно. Это побудило меня составить программу вокруг этих вариантов Мусоргского. Будет экскурс по русской музыке — от Глинки до Гладкова, но не для детей, а для взрослых, кто интересуется культурой своей страны, основанной на мифах и легендах.
— В эти числа, в начале июня, в Москве обычно проходил Фестиваль оркестров мира, который приказал долго жить. Публика успела привыкнуть к некоему крупному оркестровому событию в июне. Не хотите ли вы сделать ваши концерты отправной точкой будущего июньского фестиваля Госоркестра — подобно тому как в сентябре проводит фестиваль Российский национальный оркестр?
— Я думаю, что руководство филармонии, когда предложило мне эту идею, изначально преследовало именно эту цель. Что из этого выйдет, я не знаю. Это пробный камень — пилот-проект. Пойдет хорошо — будем повторять. Время хорошее — июнь. Конечно, встает извечный вопрос моей занятости. С другой стороны, фестиваль не должен проводиться с одним только главным дирижером. В данном случае я поставил почти непосильную задачу: три программы за три дня. Но это мини-забег на мини-дистанцию. Фестиваль должен иметь тему, и должен быть не только коллектив-учредитель, но и коллективы-гости. К примеру, почти одновременно с нами ансамбль Alta capella (они предоставили нам кое-какие инструменты для Перселла), которым руководит Иван Великанов, проводит свой фестиваль, где играет музыку эпохи Шекспира с английским специалистом. Вот если бы знали заранее, можно было бы пригласить их, сделав частью нашего фестиваля. Мы бы сыграли свой вариант барочной музыки, не претендуя на аутентичность, — а они бы сыграли свой вариант. Для публики сложилась бы интересная вязь. Вот так я представляю себе фестиваль.

Современные русские композиторы: Геннадий Гладков, Валентин Сильвестров
Татьяна Герасимёнок - CERBERUS (2015) Выступление на презентации книги "Время Алисы" Центральный Дом Художника 11.06.2010 Пятый московский международный открытый

Pavel Karmanov - Music for Firework concert version by Alexei Khanyutin The Posket symphony, Nazar Kozhukhar Назар Кожухарь Карманов Ханютин

Леонид Десятников - Эскизы к Закату Секстет для скрипки, флейты, кларнета, контрабаса и фортепиано

Квинтет Квинтет памяти музыканта написан по заказу Алексея Гориболя и Рустама Комачкова для вечера памяти


Александр Вустин - Плач для фагота соло, 1989

Петр Поспелов - Двенадцатая ночь - Первая песня Оливии Стихи - Анна Алямова Оливия - Елизавета Эбаноидзе Анастасия Чайкина, скрипка Валерия

Владимир Мартынов - Стена сообщений (бриколаж) - Часть 1 Выступление на презентации книги "Время Алисы" Центральный Дом Художника 11.06.2010 Пятый московский международный открытый

Павел Карманов - Семь минут до Рождества Эрмитажный театр 14.01.2011 Иван Бушуев, флейта. Марина Катаржнова, скрипка. Владислав Песин, скрипка. Лев Серов

Павел Карманов - Michael Music Pocket symphony, Nazar Kozhukhar, cond.


Владимир Николаев - Геревень, балет Пермский театр оперы и балета Хореограф - Раду Поклитару Художественный руководитель - Теодор Курентзис

Петр Поспелов – Грузинская песня "Ожерелье". Слова народные, перевод Яна Гольцмана Елизавета Эбаноидзе, голос Кирилл Уманский, фп. Сортавала, Дом

Pavel Karmanov - Twice a Double concerto 3-04-11 fine sound Olga Ivousheykova - baroque fluteMaria Chapurina - FlutePaolo Grazzi - baroque oboe Alexei Utkin

Leonid Desyatnikov - Tango Eva Bindere - violin Maxim Rysanov - viola Peteris Cirksis - violoncello Leonid Desyatnikov

Павел Карманов - Струнный кваРЕтет Таллинн, Eesti musika paevad. Владислав Песин, скрипка. Марина Катаржнова, скрипка. Ася Соршнева, альт. Петр

Тарас Буевский - К ТЕБЕ ВОЗВЕДОХ ОЧИ МОИ Концерт для смешанного хора a cappella на тексты псалмов Давида. Псалмы 122 (1), 5

Владимир Николаев - Ave Maria для виолончели с оркестром (2006). Солист Дмитрий Чеглаков. Симфонический оркестр Москвы «Русская филармония» Дирижер

ТПО Композитор - Хор жалобщиков Санкт-Петербурга Музыка Петра Поспелова и Александра Маноцкова. Стихи Екатерины Поспеловой на основе жалоб горожан Санкт-Петербурга.

Встреча с Леонидом Десятниковым Дягилевский фестиваль 2015 Модератор: Елена Черемных, музыкальный критик

Pavel Karmanov - The City I Love and Hate - in Perm Dyagilev fest 2013 Alexei Lubimov,Elena RevichVadim TeyfikovSergey PoltavskiIgor BobovichLeonid BakulinOrgel Hall Perm, RussiaDyagilev fest 2013CULTURESCAPESFestival, Baselcomissionedlisten and

Владимир Николаев - Сквозь разбитые стекла (фрагмент) Оркестр MusicAeterna. Дирижер Валентин Урюпин. Пермь. Дягилевский фестиваль. 27 мая 2013

ТПО Композитор - Детские игры (Jeux d'enfants) - Киев 2012 Музыка Петра Поспелова и Дмитрия Рябцева. Слова песни Екатерины Поспеловой New Era Orchestra

Татьяна Герасимёнок - Insomnia.Poison (2016) Музыка Петра Поспелова и Дмитрия Рябцева. Слова песни Екатерины Поспеловой New Era Orchestra

Леонид Десятников - Лето: Толотная из цикла "Русские сезоны" (2003)

Леонид Десятников - Зима священная 1949 года: VI - Спорт Симфония для солистов, хора и оркестра (1998) Симфонический оркестр Виннипега, солисты и хор Дирижер

Дорога Фильм Алексея Ханютина - Музыка Павла Карманова

ТПО Композитор - Детские игры - Москва, "Возвращение", 2009 Музыка Петра Поспелова и Дмитрия Рябцева. Слова песни Екатерины Поспеловой. Для большого ансамбля

Александр Вустин - Приношение для фортепианного квартета и ударных. Wiener Konzerthaus 17 февраля 2005, впервые исполнено ансамблем Kremerata

Петя и Волк и не только - спектакль Московского театра кукол Сергей Прокофьев. "Петя и Волк". Петр Поспелов. "Петя и Волк - 2". Автор идеи


О ВРЕДЕ ТАБАКА Опера по произведению А.П. Чехова. Ансамбль солистов "Эрмитаж", КМСО им. С.Т. Рихтера Художественный

Другие видео